пятница, 12 апреля 2019 г.

Сокровища и пески тысячелетий. Насирия, Дехайла, Ур.


Насирия на Евфрате

Откроем секрет второй части нашего путешествия. Из гостеприимного периметра музея в Амаре мы рванули на такси в город Насирия, расположенный в 180 км к западу. Нам повезло, водитель провез нас через болота – уникальную природно-историческую зону Ирака (внесенную в список ЮНЕСКО), где, собственно, и сформировались первая цивилизация человечества – шумерская. У этих болот две важных особенности. Во-первых, они питали пастбища, где можно было разводить буйволов, а в их воде можно было ловить рыбу. Поэтому земледельцы имели больше шансов выжить в голодные годы – это и сыграло свою роль в становлении цивилизации. Поскольку сельское хозяйство без системы ирригации (каналов) в этом регионе невозможно, болота позволили устроить эту систему и выжить в период ее становления. А во-вторых, в болотах можно от всех спрятаться (рабам, торговцам, оппозиционерам). Найти там кого-то почти невозможно даже в наше время.  Через эти болота, кстати, в древности проходил торговый путь к побережью Персидского залива (Маган) и Индии (Мелухха). 
Гуляя вечером по берегу Евфрата в Насирия, мы даже видели болотных людей, которые в
Мост через Евфрат. Насирия
своих традиционных лодках в центре города ловили рыбу.
Но наша цель – это разведка и съемка с воздуха телля Дехайла. Он расположен в двух часах пути от Нассерии на берегу притока Евфрата среди песков пустыни, минных полей и авиабомб, торчащих вдоль дорог. Это старовавилонский город, куда, возможно, перешло население Ура в середине 2-го тыс. до н. э. По размеру, форме и устройству этот город очень похож на Ур.
Дехайла – это второй объект раскопок после телля Ваджиф. Здесь, основной задачей станет поиск клинописного архива. Русские никогда не вели раскопок на теллях с клинописными текстами, это будет впервые.
Финальным аккордом нашего путешествия стал визит непосредственно в Ур. Это один из важнейших портовых городов южного двуречья, где найдены самые важные сокровища всей Месопотамии и откуда происходит золото царских гробниц (арфа, тиара, козел и пр.). Его раскопал Вулли в 20-х гг. XX в.
Болотный человек
Нам удалось встретить поистине всех главных деятелей международной и местной археологии, которые здесь работают: Елизабет Стоун и ее мужа Пола Зимански, эпиграфиста Доминика Шарпена, Франко д'Агостино (он первым начал здесь раскопки после войны), Филиппа Кене – французского археолога из Страсбурга. Они приступили вчера к раскопам древнего города Эриду – одного из древнейших городов шумера.
По Уру мы гуляли в сопровождении Амира Доши – журналиста, писателя и философа из Нассерии, который вместе с Амиром Хамдани сделал едва ли не больше всех для того, чтобы вернуть сюда зарубежных археологов. Совершенно неожиданно мы встретили там Майку Гарена – тележурналиста. Он в 2004 году снимал здесь документальный фильм о борьбе Амира Хамдани против массового разграбления памятников, был похищен террористами и чудом освобожден благодаря усилиям своей будущей жены.
В Уре нам отовсюду виден величественный зиккурат, восстановленный Тахо Бакером в 60-е гг. XX в. Кроме него, мы увидели как бы двухэтажный «дом Авраама», развалины школы, где погибло множество учеников во время разрушения Ура, дворец царя Шульги, гигантский царский некрополь и «флад пит» (flood pit - "потопная яма"), где Вулли обнаружил «всемирный потоп».
Подводя итог нашего путешествия, вешаю фотографии теллей Ваджиф и Дехайла – будущих мест раскопок комплексной мультидисциплинарной российско-иракской экспедиции под эгидой ИА РАН.

Телль Ваджиф

Телль Дехайла

Дехайла. Культурный слой.



Насерия. Памятник Сизифу.

Центр Насерии.

Встреча с директором музея Насерия

Клинописная табличка
Зиккурат в Уре

Хранитель великий Ибн Дауд (слева) и Ш. Н. Амиров
А. Янковский-Дьяконов и Ш. Н. Амиров
"Бариста" в кофейне в Насерии 
Музей в Насерии
Музей в Насерии
Дехайла. Камень пращи.






#ИАРАН #российскоиранскаяэкспедиция #археология #ирак #арехологиянаукамолодец

понедельник, 8 апреля 2019 г.

Иракские разведки. Часть 1. Разведки и находки.

Блокпост

Любая страна начинается с таможни. Для нас, участников комплексной российско-иракской экспедиции под эгидой ИА РАН, это не стало исключением. В городе Басра, куда мы прилетели из Стамбула (прямых рейсов из Москвы нет), нас арестовали — естественно, из-за квадрокоптера, ввоз которого в страну запрещен. Но нам-то без него в этой поездке просто никуда, ведь одна из главных задач – найти и зафиксировать памятник на территории провинции (мухафаза) Майсан (античная Мецена). Нам повезло: наши иракские друзья высвободили нас с Ш. Н. Амировым (д.и.н., сотрудник ИА РАН) из плена, и мы оказались в совершенно неизвестной мне стране.
Под арестом на границе
Все мы находимся в плену стереотипов, страхов и предрассудков. Я тоже. Относительно Ирака что-то из этого оказалось правдой, а что-то сильным преувеличением. Одно точно: без местных друзей здесь очень сложно что-то сделать или куда-то добраться.
В Ираке тебя сразу же встречает вездесущая пыль. Я думаю, это вообще своего рода символ страны. С одной стороны, эта пронырливая и злая субстанция не дает нормально носить линзы, а с другой – образует культурный слой тысячелетий. И если в Гнёздово ветер эпохи викингов дует тебе в спину, то тут пыль шумерской, аккадской, вавилонской и прочих цивилизаций бросает тебе вызов в лицо.
Мы, конечно, не знали, что первый же день разведок в результате станет для нас самым удачным. Но обо всем по порядку.
Разведгруппа
После всех приключений наша скромная группа собралась в городе Амара (около 180 км к югу) недалеко от границы Ирана. Нас трое. Третий участник – Алексей Янковский (сотрудник отдела Института восточных рукописей РАН). Живем мы на территории музея отделения Директората древностей. Спим в отдельном здании на полу. Пол мраморный, но имеется интернетом и прекрасное отношение сотрудников и директора Муртады Хашима (инспектор древностей муфахазы Майсан).
Археология приводит вокруг себя в движение всё. Мы невольно вовлекли в свою работу значительное количество людей (пограничники, полиция, сотрудники Директората древностей и пр.) – все ежедневно сопровождают нас во время разведочных рейдов по Мессопотамии.
У губернатора провинции
Территория, где мы проводим разведки, – это место активных боев в 1980-х годах, в период ирано-иракской войны. Все природные высоты, которых тут на равнине не так много, были превращены в укрепрайоны или отдельные позиции. А предмет нашего внимания – это как раз-таки возвышенности, а именно телли (холмы, сформированные из культурных слоев разного времени).
На пути нас ждали вереницы блокпостов, проверки, кочевники со стадами овец и верблюдов, шейхи, прием у губернатора провинции, эхо недавней войны, но главное – бесподобная иракская археология. Это выглядит как учебник по истории Древнего Востока, который концентрированно лежит под твоими ногами и возвышается перед тобой в виде холма. У его подножья – заря человеческой цивилизации, а наверху – руины вавилонского храма.
На фоне вавилонского храма
За три дня мы посетили 12 памятников, от первобытного времени до исламского средневековья.  И среди всех нашли свою жемчужину – телль Ваджеф. Это возвышенность высотой 3–4 метра, сильно поврежденная войной. Но мы уверены, что под ногами есть непотревоженные слои и древняя архитектура. Мои старшие коллеги датируют этот памятник второй половиной 5 тыс. – нач. 3 тыс. до н.э.
Основными находками на Ваджефе является осколки керамики. Главной можно назвать невзрачный фрагмент сосуда, который является первым свидетельством отчуждаемого труда.  Это специальный сосуд (чаша со скошенным венчиком), куда помещалась дневная норма зерна, получаемая в качестве зарплаты. Есть каменные орудия (два тесла) и недоделанная мотыга, а также загадочный предмет в виде орнаментированного пропеллера (может, пряслице, а может, игрушка). Но больше похож на гребной винт или часть древнего квадрокоптера.
Вот такие у нас дела. Завтра мы уезжаем в новое место. Следите за новостями.

Убейдская керамика

Эхо войны 80-ых гг. на телле Ваджеф

Ш.Н. Амиров (слева) и Муртада Хашим

Начальник охраны

Шейх племени Збейда

Повязывают куфийю

Верный товарищ 

Керамика с телля Ваджеф

Телль Ваджиф




#ИАРАН #российскоиранскаяэкспедиция #археология #ирак #арехологиянаукамолодец

четверг, 4 апреля 2019 г.

Я уезжаю в Ирак...



Дорога от телля Дехайла к теллю Убейд  
Да, я действительно уезжаю в Ирак. Никогда бы не подумал, что поеду туда, но такой шанс поучаствовать в историческом событии выпадает нечасто, отказаться я не мог. Прикоснуться к истокам человеческой цивилизации в долине Тигра и Евфрата, в месте существования одной из древнейших цивилизаций человечества – Шумерской – для каждого археолога must have!

Завтра под эгидой Института археологии РАН приступим к полевому этапу работ российско-иракской экспедиции, которая готовится к исследованию древнего города старовавилонского периода в 30 км к западу от Ура (провинция Ди Кар) и убейдских памятников на восточном берегу Тигра в провинции Майсан. Это должно стать ярким возвращением российской археологической миссии ИА РАН на территорию Месопотамии после 34 лет отсутствия.
Наша маленькая экспедиция состоит всего из трех человек: Ш. Н. Амиров (ведущий научный сотрудник Отдела теории и методики, доктор исторических наук ИА РАН), А. Янковский-Дьяконов (сотрудник института Восточных рукописей РАН) и, собственно, я. Моя роль скромна – полеты во сне и наяву над памятниками Ирака, фиксация, 3D-модели. Мы стоим на пороге больших открытий…

Подробности и история.
Болота Южный Ирак.
С 1969 по 2010 год на территории Месопотамии (современного Ирака и Сирии) работала большая экспедиция Института археологии Академии наук под руководством члена-корреспондента РАН РауфаМагомедовича Мунчаева. Коллекция находок этой экспедиции пополнила музеи Багдада и Мосула, а результаты признаны во всем мире.  Советские ученые были вынуждены покинуть Ирак в 1980 г. в связи с начавшейся ирано-иракской войной, продолжив свою работу только на территории Сирии.
Но все меняется. Уже с 2009 года на территорию Ирака начали возвращаться иностранные экспедиции, организовавшие свою базу на территории шумерского города-государства Ур. Сейчас там работают итальянцы, англичане и словаки.  Теперь туда готова вернуться и российская археологическая миссия.
В 2016 г. в Институте восточных рукописей РАН прошла международная конференция «Перед лицом хаоса», на которой присутствовал нынешний министр культуры, туризма и древностей Ирака Абдуламир аль-Хамдани. Одним из важнейших результатов этой конференции стала возможность возродить российские исследования в Южной Месопотамии. Комплексная российско-иракская экспедиции будет исследовать памятники ранних цивилизаций Южного Ирака в болотной зоне (включены в список ЮНЕСКО в 2016 г.).





Использованы фотографии: Лидии Гусак


P.S.
Вот ссылка на статью о работе экспедиции ИА РАН в Ираке и Сирии в журнале "Российская Археология". Читайте...

#ИАрхеологииРАН #археологияМесопотамии #Ирак #Месопотамия #Шумеры #археология #российскаяархеологическаямиссия #российскоиркакскаяэкспедиция